Рабочий день

Перформанс

2021

«Может, тебе пора найти нормальную работу?», «Тебе уже скоро тридцать, а у тебя ни кола, ни двора с твоей фотографией», «То есть, ты сегодня поснимал два с половиной часа? А в остальное время ты чем занимаешься?», «Поздравляем с открытием выставки! Мы тобой очень гордимся! Скажи, а за это заплатят?». Я часто слышу подобные высказывания с тех пор, как несколько лет назад оставил работу в одной государственной структуре и ушел в фотографический фриланс.

Дилан Тригг в своей статье «Психоанализ руин» рассуждает: «Руины выделяются из окружающего нас мира тем, что способны искривлять наше рациональное восприятие пространства и времени. Они из мира живых мертвецов — из прошлого, преследующего настоящее, но мертвого, находящегося в непрерывном движении, лишенного жизни, но при этом составляющего саму эту жизнь. Особенность руин в том, что они заставляют материю подчиняться логике нереального. […] На фоне разлада в мыслях и чувствах на сцену руин выходит тревога».

Точно так же, как тревога выходит на первый план при общении с людьми, оставшимся в прошлой, «стабильной» жизни, но при этом продолжающих искривлять мое рациональное восприятие себя через обесценивание творчества.

Человек вправе не быть зависимым от своего рабочего места и волен сам определять свою жизнь. Но в данном перформативном акте я иду от противного и привязываюсь к инструменту — камере, выставив на аппарате режим ручного управления выдержкой. Нажатие на кнопку спуска затвора открывает шторки, впуская свет к пленке, обратное движение закрывает их.

Обратившись к статьям 91, 94 и 108 Трудового кодекса Российской Федерации, удается установить наиболее классическую в российском контексте норму продолжительности рабочего дня. Восемь часов, поделенные на два временных отрезка перерывом на обед — именно столько мне предстоит простоять с зажатым на кнопке пальцем. Приложенные усилия позволят трансформировать фотографическую практику в абсурдно простую взаимосвязь механического действия и определенного заранее периода, в надежде, что это наделит ее признаками «нормальной работы». Направляя объектив на заброшенное здание, символ людей-руин, я пытаюсь спрятаться от их токсичного воздействия за темпоральным разрывом, возникающим в момент спуска затвора. 

Рабочий день. Lesha Pavlov | photography
Рабочий день. Lesha Pavlov | photography
Рабочий день. Lesha Pavlov | photography
Рабочий день. Lesha Pavlov | photography
Рабочий день. Lesha Pavlov | photography

Вы здесь (не) были

PubLab 

Красноярск, Россия

2021